СТРАНИЦЫ для НЕСУЩЕСТВУЮЩЕГО ЖУРНАЛА: Эссе о театре.

Страница 3.

 

Наталия Шевченко.

 

Душа ведь говорит молчаньем.

 

Из дневника:

“Среди воды, полумрака и текста КЛИМа ходит   женщина и говорит, говорит... Я слушаю слова, написанные мужчиной от имени женщины, которая приехала в психбольницу к любимому... и понимаю, что это ложь...”

 

Всё ложь... всё ложь... И эти неверные блики света на зыбкой водной глади, и продрогший глянец стекла... и эта девочка... кто она... какая-то швейцария... последнее прибежище души... ну, ладно... красиво, как в храме... буддистском... хотя это - европейское кафе... огромные стёкла окон на шарнирах... словно молельные барабаны... сейчас с гор подует ветер, вращая невидимые священные письмена, и молчанием проявится Бог в рисунке тёплого человеческого дыхания на холодной прозрачной поверхности...

 

Хочется долго молчать...

 

Не слушать...

 

Невольно ловишь себя на мысли, что всё это декорация... поверхность... театр... реквизит и текст роли. Вспоминаешь, что у Достоевского нет женских монологов. Только картинка - жест, взгляд, обозначение... она вскинулась, затрепетала... её лицо... ответ... вопрос... 

 

Вопрос... что переживает сейчас актриса, когда произносит текст Аглаи... в чём она, эта, на вид хрупкая, девушка берёт такую силу... двигаться по/в такой истории... любила ли она... страдала... о чём думает в паузах, если, вообще, возможно “думать мысли” в таком душевном напряжении. Душа ведь думает молчаньем... тайна вечной женственности...

 

А мозг констатирует следующую информацию: женщина любит мужчину тчк мужчина не любит женщину тчк он любит другую тчк та другая мертва тчк мужчина болен тчк он идиот. Часто провинциалки, девушки, мечтающие когда нибудь доучиться в местном вузе и найти своего принца - шлюхи Иркутска .Стань для них принцем на белом коне на одну ночь!

 

Ответ... Какое мне дело... до другой женщины, мёртвой или живой... какое мне дело даже до него, этого идиота, любимого, если этот ужас, это счастье происходит со МНОЙ, и это МНЕ тчк НУЖНО тчк  СО ВСЕМ ЭТИМ ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ !!!!!!!!!

 

Всё это может быть так близко... возможно... за стеклом... за словами моими или написанными для актрисы драматургом... который думает, что женщина может говорить “всё это”, когда... оказывается, может... за спокойствием моего лица... за тихой нежностью моего голоса, когда мне хочется кричать... ГОСПОДИ ! МОЙ ЛЮБИМЫЙ БОЛЕН... И ОН НЕ УЗНАЁТ МЕНЯ...

 

Он не узнал меня. Встретил и не узнал. Это не самообман. Это как правда слов маленькой Аглаи, указывающей в церкви на икону Божьей Матери с младенцем: мама и Аглая...

 

И мне видится Гефсиманский сад и чаша, которую не отвести от себя рукой...

 

Или Швейцария. Привокзальное кафе. Аглая пьёт красное вино и говорит, говорит...

 

“...смешно... так вот два мальчика купили ежа... и топор у мужика... уж очень хороший топор... хотели купить историю а купили топор... а ёжика у них перекупила девушка так что у них остался только топор... а... ёжика она посадила в корзинку... накрыла салфеткой... и попросила одного из мальчиков отнести его своему жениху... здесь я всегда плакала... а... он говорил не плачь... но последнее время... я сразу начинаю... плакать а он сразу говорит не плачь... вот пожалуй и всё... официант счёт...”

 

... и реальность счёта такова - ты ВСЕГДА ОДНА и ВСЕГДА ЕДИНА  со всеми... душа Моя... скорбит смертельно...

30 августа 2003 г.