Театр на обочине

( журнал "всяНеделя", Наталья Катериненко, 25.11.2005 )

 

Театр на обочине

 

   Центр современного искусства «ДАХ» находится на обочине вялой театральной жизни Киева. Почему вялой? Потому что театров мало, конкуренции фактически нет, выходит не так уж много премьер. «ДАХ» же можно назвать неожиданным хотя бы потому, что вопреки всему он существует уже десять лет, являясь аматорским (так, по крайней мере, называли его критики). Театр дважды награжден премией «Киевская пектораль» и с успехом гастролирует за границей.

   Почему стоит пойти в «ДАХ».

·        На всех спектаклях ощущается атмосфера театра-дома.

·        От спектакля к спектаклю можно наблюдать за ростом «даховских» артистов.

·        Фойе театра украшают многочисленные фотографии, рассказывающие о жизни «ДАХа».

·        В «Пиранделло» зрителя ждет ряд ярких и комических сцен.

·        Никто не останется равнодушным. Эмоции – от обожествления до полного неприятия – гарантированы.

Суть «даховских» постановок.

 Все, что зритель видит в «ДАХе», можно назвать любительским, потому что все, что там делается, происходит исключительно из-за любви к театру. Поэтому в спектаклях «ДАХа» все по-детски чисто и нежно – нет пошлости, стремления создать нечто, чтобы получить от спектакля побольше денег (зрители приходят в театр бесплатно). Конечно, может сложиться впечатление, что «ДАХ» - это чистая территория творчества, но и это не так. «Даховские» артисты хотят нравиться публике, и ради публики они играют.

«Почти спектакль почти по Пиранделло, или Танец Смерти»…

В этом премьерном спектакле заняты студенты Киевского театрального института, у которых руководитель «ДАХа» Владислав Троицкий преподает мастерство актера (сейчас Влад ставит спектакль в Венгрии). Спектакль состоит из небольших новелл. Одна сцена плавно переходит в другую. Актеры играют с удовольствием и импровизируют. Им удается создать галерею персонажей Пиранделло – слегка чудаковатых человечков, философствующих о смысле земного бытия. На сцене царит напряженная и в то же время мрачная атмосфера. Создается впечатление, что актеры и режиссер попытались именно через нее передать зрителям суть размышлений автора о смерти и жизни. Удалось ли им? Частично. Ведь помимо печальных размышлений о жизни, Пиранделло присущ не просто юмор (сцены «даховцев» полны им), а ирония, иногда переходящая в сарказм. Тем не менее в спектакле масса удачных актерских игровых моментов, поэтому равнодушным он не оставляет никого.

Наталья Катериненко

Наталья Катериненко, 25.11.2005

Назад
Перехiд