Мы, Макбет Сотый

( "Time Out", Марыся Никитюк, 20.06.2007 )

 

Три года назад студенты, штудирующие актерское мастерство у Влада Троицкого в театральной академии им. Карпенко-Карого, на экзаменах ставили этюды из «Макбета». Уже тогда театральному сообществу стало понятно, что решение шекспировской темы, предложенное курсом, претендует на нечто большее, чем просто на высокую экзаменационную оценку. То, что в театральной жизни Киева, как и в мировой «шекспириане», произошло незаурядное событие, подтвердили тысячи зрителей, видевшие этот спектакль уже в окончательно собранном варианте на фестивалях «Шешори» и «Країна мрій».

В сентябре 2004-го на сцене театра «ДАХ» состоялась киевская премьера. С этим спектаклем молодое поколение актеров влилось в коллектив театра, тогда же появилась музыкальная этно-хаос группа «ДахаБраха» и в целом сформировался театральный организм, известный и любимый под названием «ДАХ». И вот — сотый спектакль. Количество показов строго соответствует количеству аншлагов.

Целевая аудитория постановки в «Арсенале» — культурная и околокультурная общественность, цель – привлечь внимание к новому проекту Влада Троицкого «Смерть Гоголя», который будет поставлен на этой сцене ориентировочно в сентябре. Планируется, что это будет серия проектов в разных жанрах искусства, объединенных фигурой Гоголя, с участием большинства украинских арт-деятелей.

География путешествий кровавого короля в постановке Троицкого довольно обширна: он игрался в Петербурге, в центре Мейерхольда в Москве, в замках Венгрии, в костелах Польши и на сцене Барбикон-Центра в Лондоне. Барбикон-Центр – это очень престижный мульти-артовый зал Европы, выступить в котором считают за честь коллективы со всего мира, и где график выступлений расписан на год вперед. Самый зловещий «Макбет» получился в Польше, в Гданьске в недействующем костеле, на настоящих могильных плитах польской шляхты. По словам очевидцев, волосы зрителей вставали дыбом, когда среди черепов и костей набирала обороты пляска ведьм с их фатальным рефреном «Зло есть добро, добро есть зло».

Слов в спектакле почти нет, только заклинания, ритуалы, жертвоприношения. Всего два монолога в исполнении Марка Галаневича непосредственно и живо рассказывают о том, что было это все, когда еще гусей не было, и о том, что король был хороший, а народ – собака. Все в этой постановке пульсирует: атмосфера, «ДахаБраха», зритель и его эмоции.

Марыся Никитюк

Марыся Никитюк, 20.06.2007

Назад
Перехiд