Г.Ф. Квитка-Основьяненко

ШЕЛЬМЕНКО-ДЕНЩИК

Режисер-постановник - Володимир Миколайович Оглоблін

Мова вистави - російська


Фотогалерея

РЕЖИССЕР Владимир Николаевич Оглоблин
Свет, Звук Андрій Бовкун
Наталія Перчишена
Марко Галаневич
Костюмы Татьяна Надел
Художник спектакля, декорации Ігор Лєщєнко
Хореография Алла Бовкун

Дiйовi особи та виконавцi

Фенна Степановна   Ладенко Юлиана
Присинька   Кузіна Анна
Тимофей Кондратьевич Лопуцковский   Владислав Троїцький
Осип Прокофьевич Олецковский   Павло Бекетов
  Олег Зайцев
Аграфена Семеновна   Плетенецька Людмила
Эвжени   Тетяна Василенко
Иван Семенович Скворцов   Алексін Артем
Шельменко   Віктор Охонько
Мотря   Татьяна Надел
Кирилл Петрович Шпак   Олексій Ільюченко
  Наталія Перчишена

***

Меня прежде всего поражает поэзия которая так красиво живет в каждом из персонажей. Несомненно, в то время люди были открыты к миру к своим чувствам.

Виктор Охонько
***

Воздушнее мыльные пузыри. Яркие радуга. И солнечный свет. Мне этот спектакль напоминает детство; Тепло домашнего уюта, и мамины мягкие надежные руки.

                     Людмила Плетенецкая

***

В жизни только в моменты радостного просветления видишь мир интенсивно-разноцветным.  Чаще же 95% его остается в тени. Ты, как будто, наводишь резкость на главное, на то, что считаешь главным и проживаешь только маленькую часть своей жизни.

    Владимир Николаевич видит мир объемным, помнит объемно большую часть 20 необъяснимого века и сочиняет в глубину, увлекаясь бесконечной перспективой. Простой и незнакомый язык эмоций многограннее придуманных слов. Рисовать его красками сложнее, чем собственными, так же, как чувствовать чужую боль сильнее своей и тем интереснее расширять границы собственных возможностей включаясь в его игру.

                     Юлиана Лагоденко

***

Являясь пружиной, раскрывающей лезвие перочинного ножа моего сознания, Владимир Николаевич удерживает мое убеждение: «Все дела нужно делать в определенном порядке» – в радостном напряжении полета «моего»  Эксклюзивный порно чат для всех мужчин. Шпака.

Напыщено, но время прекрасное.

                     Алексей Ильюченко

***

    Я с внутренней дрожью беру в руки тексты и неуверенным голосом произношу первые фразы.

«Прекрасно!» – слышу я: «Только представь себе…».

Еще попытка и снова «Прекрасно, только…». И постепенно я начинаю чувствовать и любить этого нелепого человека, которого играю. И который казался сначала каким-то уродом. И любить людей его окружающих, потому что они ожили и задышали. Господи! Как же мне повезло попасть в руки такого мастера.

                 Александр Снегуровский.

***

  Шельменко? Квитка-Основьяненко? Опять корифеи? Опять веночки, рушнички, гопак, глечики?…

    Исключительно из любви, уважения и доверия к Владимиру Николаевичу соглашаюсь на участие в спектакле. И вдруг рождаются светлые, чистые, наивные люди со своими слабостями, страстями, любовью… И все это становится родным, знакомым…

И хочется стать ребенком и плакать, когда тебя невзначай обижают и радоваться божьей коровке на ладошке… И знать, что жизнь – это счастье, которое никогда не закончиться… И все будет хорошо…

                      Гаврилюк Ольга

***

    Он придумал «фарфоровое облачко».
Дай Бог умения пожить в нем.

                     Павел Бекетов

***
   Владимиру Николаевичу Оглоблину

В укромном углу заросшего  сада

Листва опадает с деревенским уютом,

А осень вливает тепло и отраду,

Девичьи грезы обращаются светом.

И хочется петь, танцевать и смеяться,

Мир превращать из мечтаний в реальность,

Играть и любить, жить, улыбаться,

Ради всего, что принимаем как данность.

                Татьяна Надел

***

20 век…

Изменились костюмы, здания, машины…

А радости и печали, трогающие человеческую душу остались теми же…

Об этом его спектакли.

О том, что всегда будет волновать, о том, что в нас, и вокруг нас, о том, что всегда живо…

19 век…

18 век…

17 век…

                     Наталья  Джумеля

***

Дві дії. 3 години


Назад
Перехiд