За п'єсою Інгрид Лаузунд

«БЕСХРЕБЕТНОСТЬ.
ВЕЧЕР ДЛЯ ЛЮДЕЙ С НАРУШЕННОЙ ОСАНКОЙ
»

Переклад з німецької Анастасії Ріш-Тімашевої
Режисер-постановник - Владислав Троїцький

Мова вистави - російська


Фотогалерея

Режисер-постановник Владислав Троїцький
Сценографія Владислав Троїцький
Художник по костюмах КЛІМ
Відео, звук Ігор Постолов
Світло Наталія Перчишена
Марія Волкова

Дiйовi особи та виконавцi

  Дмитро Костюминський
Шмитт   Дар'я Бондарєва
  Наталія Перчишена
Кристенсен   Вишня
  Вікторія Литвиненко-Ясіновська
Крузе   Дмитро Ярошенко
Комментаторы   Руслана Хазіпова
  Наталка Біда
Хуфшмидт   Роман Ясіновський
Крецки   Володимир Міненко
  Ігор Постолов

Это кафкианский мир безликих чиновников, где все повторяется в строгой закономерности в точно положенном месте и в точно положенное время. Невозможно изменить этот порядок вещей, неизвестно кем и для чего заведенный, как нельзя остановить заевший механизм игрушки. Его смысл - в служении бессмысленности, возведенной в ранг культа. В нем не существует ни личности, ни живого движения человеческой души. При всей усердной и кропотливой работе его обитателей, напоминающей самозабвенный труд муравьев, лишь отдаленная иллюзия подлинной жизни награда и воздаяние их. Подобно притаившейся болезни он разъедает изнутри, убивая все живое и оставляя лишь постоянную настороженность - не выдать себя, не упустить, не опоздать, не отдать. За дружеской улыбкой сотрудника офиса – звериный оскал, а за легким повседневным разговором служащих – «боль, но не острая, а тупая, постоянно хихикающая».
Когда это происходит с нами, и не являемся ли мы уже частью этого мира, убеждая себя в обратном? В какой момент мы становимся его плотью, апатично наблюдая за собственной духовной смертью, не в силах выбраться из его объятий подобных вязкой трясине ночного кошмара?   
«Есть ли в мире хоть что-нибудь, что я воспринимаю всерьез? Не знаю. Ничего не приходит в голову.
У меня больше ни о чем нет собственного мнения. Вот стол. Как он тебе? Не знаю, понятия не имею. Знаю только что он из дерева, знаю какой это стиль. Но вот нравится он мне или нет, сказать не могу.
Ты счастлив? Понятия не имею. С нам на отдых ездили молодые проститутки со стройными и загорелыми телами. Каждый вечер мы ходили в бары и клубы. Возможно. Не исключено. Если и счастлив, то не замечаю. Это не значит, что мне грустно, потому что «грустно» надо взять в кавычки».
И вырваться из этого заколдованного Зазеркалья можно лишь, сделав шаг в бездну…
«Я так больше не могу. Не хочу быть здесь, не хочу.
А больше всего не хочу быть таким, какой я есть.
Я хочу новый позвоночник. Я хочу ходить прямо».

 

В спектакле используется музыка:
Lithmania, Steve Reich, SvenReich

 

Особая благодарность за помощь в создании спектакля КЛИМу.


 


Поділится:   Опублікувати у Twitter   Написати у Facebook   Поділитися ВКонтакті   Записати собі у LiveJournal  

Дві дії. 2 години


Назад
Перехiд