Владимир Николаевич Оглоблин

Из семейных преданий

Из рассказов о скверном мальчишке

Строчки из дневников разных летКиев, 2004.

(В отрывках)

 

 

 

Сияет глаз,

но ты всмотрись - он слеп.

Раскидиста сирень,

но безуханна…

О как это нелепо

и как странно…

Вот человек. Поёт.

А в сердце склеп.

 

***

Старик

…И вот сегодня я бродил всю ночь

по темно-серым комнатам уныло,

сутулясь вспоминал, как оно было -

вот то,

чему уже нельзя помочь.

От фонарей светилась полоса

за липкой мжичкой жиденького марта.

Кастрированных кошек

не азартно,

а как-то жалобно стенали голоса.

На стекла липли снежные комки

и тут же расползались и стекали…

не окна - темно-серые вуали,

как символы печали и тоски.

И я один вот так бродил всю ночь

под стоны кошек злобных и унылых,

сутулясь вспоминал, как оно было -

вот то,

чему уже нельзя помочь…

 

***

Миколе Руденко

У меня сегодня золотые звоны,

золотые звоны

в голове.

Это гномы сердца бьют поклоны -

я сегодня странный

человек.

Гномы - это капельки живые,

капли моросящего

дождя.

Голі дівчата

Гномы - это капельки живые,

что стучат по сердцу

уходя.

Что - то непонятное случилось -

гномы опустили

молотки.

Сердце у меня остановилось,

я поплыл по озеру

тоски.

Я увидел древние соборы

полные людей, людей

без тел.

Я увидел светлые узоры -

это белый ангел

пролетел.

Я увидел крепкие затворы.

Запахи зверей, зверей

без тел.

Я увидел темные узоры -

это черный ангел

пролетел.

Купола соборов заискрились

золотом - прозрачны

и легки.

Гномы сердца чинно поклонились

и опять взялись

за молотки.

Гномы - это искорки живые,

искры животворного

огня.

Гномы - это звоны золотые,

что стучат по сердцу

у меня.

 

***

Арбузный сок

Отец из-под рядна достал арбуз

и расколол, ударив об повозку.

Мать красный мякиш пробует на вкус,

мне сладким соком наполняет соску.

Наш старенький Гнедой бежит трусцой,

колеса вертятся - родные братцы.

Отец в бриле, веселый и босой,

мать - девушка с заплетенной косой,

и мне от счастья хочется смеяться.

А по межам мелькали полыни,

и стадо в золотой стерне бродило.

Мне только год и считанные дни,

но я запомнил - это так и было.

***

Телеграмма. Киев Главпочта

Востребования Оглоблину:

Все хорошо Очень люблю Целую. Елена

Толпятся дни в сомненьях и трудах,

но нынешний безоблачен и ярок -

из Ялты привезла ты мне в подарок

соленый привкус на губах.

Соскучилась?.. Иль это солнце юга,

в твои зрачки теплинку зароня,

веселой лаской обожгло меня,

как давнего, испытанного друга?..

Ах, все равно! Я счастлив. Так и быть:

тебе отныне белогрудой птицей

над синим морем в поднебесье виться,

а мне тебя свободную любить.

«Все хорошо» - ты вырвалась из плена

и «очень любишь»… и «целуешь»… Так?

Золотоглазая, мой солнечный маяк

с заморским именем - «Елена»!

Строчки из дневников разных лет.

Оболонь 1998-2004гг.


Назад
Перехiд